Фея Рода



Главная сила гипербореев. Они могли чувствовать все сущее как единое неразрывное.
У нас может в лучшем случае идея такая возникнуть. Мы можем с ней умом согласиться. Но как необорима инерция человечествования в нас. Человеческая манера воспринимать бытие противится.
Вот вроде в медитации ощутил бытие единым. Раз и ощущение это уже разложено растлено демонтировано рассудком. На Я и МИР например. На пространство и время. На прошлое и будущее. На там и здесь.
Понятно эти условности нам нужны для игры, которая называется воплощение. Рассудок автопилотом удерживает идеи всех этих различений. Или наоборот это идея различений одержит нас…
Так вот у гипербореев также надежно было чувство единства и неразрывности всего сущего. И это уравновешивало. И потому они могли видеть РЕАЛЬНУЮ картину бытия (то, что на самом деле сейчас происходит).

Это умение в основном достигалось благодаря тому, что они смотрели на картину происходящих с каждым событий не глазами вовлеченного в процесс участника, ослепленного своими эмоциями, а глазами как бы стороннего наблюдателя, который видит всю картину в целом.
Такой наблюдатель может видеть не плоским зрением, а многомерным. То есть ему открывается все тончайшее сплетение множества жизней (жизненных путей каждого человека), влияющих друг на друга. И за этим он видит глубину каждой жизни.
А ведь… ГЛУБИНЫ СОПРИКАСАЮТСЯ. Такова формула Второго закона Пространства. Ведение триглава законов Пространства есть основа могущества гипербореев как скифов масштаба целой вселенной: странников по мирам. Подробней см недавно переизданную в пятый раз книгу Лады Виольевой и Дмитрия Логинова ГИПЕРБОРЕЙСКАЯ ВЕРА РУССОВ, 1-я часть.
То есть: даже глубина далекой звезды соприкасается с глубиной, скажем, юной березки у тебя в саду, не говоря уже о глубинах душ близких людей. Ведь огромное ныне пространство образовалось (также согласно учению гипербореев) за счет ветвящихся миров, каждый из которых есть тот или иной выбор в кармической ситуации отдельной личности, начиная с Адама и Евы.
Гипербореи в связи с этим свято соблюдали еще задолго до прихода Христа произнесенную Им истину: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Делать это искренне им помогало то, что они всегда видели в личности ее истинную суть. А истинная суть личности – это стремление к Богу, то есть выбор в сложившейся ситуации всегда добра.
Противоположный же выбор происходит лишь ошибочно (из-за сбивания-нашептывания змием, диаволом). И если гипербореи встречали человека, наделавшего таких вот глупостей, они любили его точно так же, как если бы он их не наделал. Ведь в другом (параллельном) мире - мире противоположных выборов этот человек действительно достоин любви.
И таким образом происходило притягивание большего добра и в этот мир. И человек этот получал шанс в итоге вернуться к истинной своей сути.
Такое состояние сознания можно назвать чувствованием единства в единстве. То есть осознанностью единства. Энергии (силе) единства в единстве покровительствует бог Род. Возвысившись до такого состояния сознания ты оказываешься в Духе.
Так вот, исключительно лишь в таком Ирии - в Саду Благодати - возможна неограниченная свобода. И только в этом саду обитает синяя птица счастья. Но стоит посадить ее в клетку и тем забрать в измерение другое - она меняет окраску, она становится просто птицей.
Похожие слова произносятся Душой Света, что воплотилась в добрую фею в сказке Мориса Метерлинка «Синяя птица». В сей сказке дети, прозрев, начали видеть настоящую суть всех вещей – как это было у гипербореев – а соответственно и их душу. Поэтому и поэт Александр Блок вот какими словами благословил сказку эту:
«Дети не потеряли надежду отыскать эту птицу; то есть они не потеряли надежду счастье найти; потому что Голубая Птица (поэт настаивает именно на таком переводе – голубая – как символ мечты) это счастье, которое улетает; однако же в самой погоне за счастьем, улетающим, когда за ним гонятся, есть много чудесного, изумительного, праздничного, увлекательного.
У людей, которые умеют, как дети, не стыдиться искать счастья, открываются глаза, и они видят все вокруг по-новому, они видят самые души вещей, и вещи, и животные, и растения говорят с ними на понятном языке. Может быть, в этой чудесной погоне за счастьем и заключается само счастье? Как будто тень счастья, тень Голубых крыльев чудесной Птицы осеняет таких людей, счастливых как дети, потому что они видят то, чего не видят взрослые.
Вот этими мыслями, неуловимыми и играющими, как все сказочные мысли, переливается сказка Метерлинка; счастья нет, счастье всегда улетает как птица, говорит сказка; и сейчас же та же сказка говорит нам другое: счастье есть, счастье всегда с нами, только не бойтесь его искать. И за этой двойной истиной, неуловимой, как сама Голубая Птица, трепещет поэзия, волнуется на ветру ее праздничный флаг, бьется ее вечно юное сердце.
Сумеем только пустить к себе в душу и удержать в душе эту волнующую двойную истину; она особенно необходима нам и для сегодняшнего дня, потому что эта истина все время бьется в такие эпохи, как наша, в каждом часе нашего существования. Эта истина уловима только для того, у кого есть фантазия.
Несчастен тот, кто не обладает фантазией. Тот, кто все происходящее воспринимает однобоко, вяло, безысходно. А жизнь – она ведь заключается в неостановимом качании маятника; пусть наше время бросает и треплет сей маятник с каким угодно широким размахом, пускай мы впадаем иногда в самое мрачное отчаянье, но только пускай КАЧАЕТСЯ маятник, пусть он даст нам взлететь иногда из бездны отчаяния на пик радости!
Вот это качание маятника, этот ритм, имя которому - жизнь, остановка которого есть смерть, - этот ритм присутствует в каждой народной волшебной сказке. Им проникнута и сказка Метерлинка, корни которой теряются в глубине народной души. И в этом - правда всякой сказки и правда сказки о Голубой Птице.
Правда в том, что тот, кто ищет и не стыдится искать, - тот находит то, чего искал; в том, что надо открыть в каждой человеческой душе глубоко зарытое в ней детское сознание. Для которого стирается грань между будничным и сказочным. И будничное легко превращается в сказочное; и главная правда в том, что счастья нет и вместе с тем оно всегда рядом с нами, вот здесь, надо только не полениться протянуть за ним руку».
Великий Блок! Точней об этом не скажешь. Тут можно разве только добавить: поводырем прозревших детей по ЭТОМУ – НАСТОЯЩЕМУ миру делается Душа Света. А солнечный дневной Свет, как его мы знаем, он имеет цвет БЕЛЫЙ. А белый – он получается путем слития всего спектра радуги. То есть белый и есть ЕДИНСТВО цветов.
Поэтому именно Душой Света можно назвать высшую жрицу служительницу бога Рода, что покровительствует созвездию Водолея. Ведь Водолей есть единство всех остальных знаков (качеств, богов). Поэтому-то  в нем и показывается и эффект синей птицы. Земной творец чего-либо, как правило, желает не столько творчества, сколько его плодов. Однако чтобы реально наслаждаться плодами - творцу необходимо перестать занимать позицию «не от мира сего». То есть необходимо верить, будто бы эти плоды имеют реальное значение «сами по себе», а не только как деталь орнамента Единого дыхания бытия. Будто важна сама синяя птица, а не ее поиск. Данная позиция полагает предел Единству. Синяя птица выносится в другое измерение и становится обыкновенной, а Водолей начинает сначала (с силы Покорения) на новом витке Обруча перерождений из одного качества в следующее.
Но если Водолей преодолевает такую тягу, то он взлетает вверх по вертикали и больше уже не участвует в Обруче перерождений. Так он находит свою синюю птицу. Поэтому и впечатление у меня: фея Рода, жрица Водолея – наиболее великая из двенадцати царь-девиц.
Синяя птица есть наиболее удивительная даже в таком наипоразительнейшем собрании, как Дюжина Дев. Потому как на этой только сбываются слова: бог первый и бог последний. Конечно, не в таком смысле, как Альфа и Омега в Откровении Иоанна Богослова. Но все же. Ибо это есть Водолейная дева и тем все сказано.
Синяя птица заставляет вспомнить речение Христа: «Станьте как дети ибо их есть царствие небесное». Дети это начало. Но Христос не говорит, останьтесь детьми. Он говорит: станьте опять как дети. Не сказано сиди в раю и не высовывай нос. Нет – высунь, поброди по окрестностям, убедись. Потом сумей возвратиться. И будешь тогда небожителем уже осознанно. А не, так сказать, по стечению обстоятельств.
У каждого или почти каждого из детей синяя птица сама на плече сидит. Взрослому трудновато вспомнить, как он мир видел, пока был ребенком. Птица-то улетела. Точнее как-то тихонько-тихонько прокралась вот прочь. Не столько синею птицей сколько синею мышкою бывшего друга своего покинула. Или вот аки кусочек сахара в крепком чаю взрослой злобы дня растворилася.
Обыкновенно взрослые хорошо помнят, ЧТО они видели детьми. Но совершенно не помнят, КАК они это видели. Условно можно передать этак: при каждом событии бытия дети воспринимают какую-то вот как бы энергетическую волну. Одновременно почти пронизывающую внутреннее и внешнее.
У взрослого же способность чувствовать эту нераздельность бытийственной представленности атрофируется. Не по волне той синей воспринимает он происходящее с ним или, точнее, им же происходящее. А через «я». То есть не столько доверяет Богу Творцу, сколь пояснениям окружающих: вот это с тобою произошло потому, что ты… а это для того, чтобы ты…
В итоге НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ впечатления меркнут. Потом исчезают вовсе. За редкими счастливыми исключениями. Вода, например, то есть море, то есть морские волны. Или вот еще костер или камин или еще какой-нибудь огненосный очаг. Или вот еще... кот, пожалуй. На эти три обстоятельства или, точней, события твоего бытия ты по-прежнему глядишь глазами ребенка. Тогда как на все остальное наступило разучивание так смотреть. А напрасно. Ведь помнишь вот у Кормильцева:
«Новорожденный смотрит на свет
пристальным взглядом Бога…»
Вот интересно у апостола Павла о противоположности христианства иудаизму. «Пока читают Моисеев закон - покрывало лежит на лице у них». Да, первоверховный апостол сказал это для того, чтобы подчеркнуть противоположность иудаизма христианству. Но можно понять и шире. Покрывало взрослости на глазах. Танцы от печки «я». Без этого покрывала почти у каждого события, причастного твоему бытию, ты был готов чувствовать неповторимую волну аки в случае моря, кота, огня. Однако вот дитя может, а взрослый - нет.
Но все же это умеет как-то в тебе ребенок, что заблудился где-то далеко внутри тебя в дебрях взрослости. Вот Экзепюри хорошо написал про маленького принца, который пытался рассказать взрослым о таком, а взрослые отвечали невпопад: «Разве шляпа может быть страшной?»
На самом-то деле многое о себе вокруг предупреждает: а я страшное. И большее еще гораздо: а я восхитительное. Но взрослый человек ничего такого не слышит, как правило. Поэтому вступает почти во все попадающиеся капканы. И пропускает почти все лифты, которые бы могли вознести в небеса.
Так вот попробуем СТАТЬ как дети. Для этого надо нам сотворить аж такое, перед чем ни один ребенок не стоял как пред насущной задачей. Ведь не-обманутому не нужно себя мобилизовывать всеми силами, чтобы преодолеть обман. А ты вот мобилизуйся и говори себе иногда: на самом деле имеет место быть нечто совсем другое, нежели тебе повседневно кажется.
И просто ведь убедиться в этом. Вот улучи момент, когда никто и ничто тебя не отвлекает, не строит на плацу взрослости. Такие ведь моменты иногда выпадают, Бог милостив. Даже и в современном обще- бездарном течении жизни.
И вот волна какая-то проходит сквозь кости. Вот что-то как-то такое творится внутри тебя. Вот ощущения эти первичны. Они не навеяны никаким рассудком никакими эмоциями. Одна волна пришла и ушла просто потому что она пришла и ушла. Через тебя, через мир. И внешнее все стало другим. И внутреннее стало другим на полмгновения раньше.
Вот это истина. У каждого из событий твоего бытия имеется изначально девственный вкус. Воды. Или огня. Или - скажем по-детски - какой-то… котовости. Ну да вот, не постыдимся детских определений.
Меня поразила однажды такая сценка: ребенок, от восторга расширив глаза, показывает маме и папе на кота, прыгнувшего на высокий забор:
- Кош!... Кош!!!
Мама: - Да, кошка. Это называется кош-ка. Скажи «кош-ка». Ведь ты давно умеешь произносить это слово.
Ребенок плачет и топает ногами и умоляюще повторяет:
- Кош… ну кош!
Он увидел СТИХИЮ. Через него прокатилась ее ВОЛНА. Ребенок почувствовал, что ЭТО живет ВОТ ЭДАК. И хочет вот как-то передать ощущение нераздельности бытия вовне и внутри этим непонятливым взрослым. Да, он давно научился выговаривать слово «кошка». Но он почувствовал тут некий кош.
КОШТ. Было в старорусском такое обозначение СИЛЫ ПОТОКА СУДЬБЫ. Богатства не только земного, но и небесного. Всевластия ведения истоков. Конечно, ребенок не это хотел сказать, а… что существует КОШАТНОСЬ какая-то вот, стихия.
Как это вот у Платона: прежде любых реальных котов есть некая идея кошатности. Какой-то кошкизм. Некая волна, захлестывающая равновелико как внутреннее, так и внешнее. Короче, идея эйдосов, то есть первообразов бытия. Ее приписывают Платону и – да – она в его сочинениях великолепно представлена. Однако ведь Платон учился у скифов. Поэтому и говорится в книге Велесовой: «У эллинов подобны боги мужам, высеченным из камня. Но наши боги суть образы». Вот эти образы как раз и есть эйдосы Платоновы знаменитые. Как, впрочем, и поползновения детские передать-выразить непередаваемое на языке взрослых, анатомирующем. Велесова-то книга передает, впрочем: «Наши боги Листич и Травич, Зверич и Силич, Ясничь и Птичичь…» И так далее и так далее…
Они могли возвращаться в рай, наши предки. Немного погуляв по его окрестностям аки взрослые. Убедившись, что ничего там особенно хорошего нет, они возвращались - и ангел опускал свой огненный меч и пропускал их обратно.
Однако для человека западного (или подверженного гипнозу запада -будь он хоть трижды славянин) очень злободневны слова святого Романа:
«Что, Адам, сидишь ты против рая,
Птицею, плененною в сетях?
И, на место горнее взирая,
Руки проcтираешь как дитя…»
Если бы… о, если бы нам дано было простирать руки - КАК ДИТЯ! Тогда бы врата отверзлись. И мы перестали бы быть, наверное, бегущими в лабиринте…

Подробнее читайте в моей книге "Двенадцать гиперборейских дев" 

Рекомендуем еще на эту тему почитать

Поделитесь с друзьями в соцсетях

Комментарии

  1. Алена Селиванова26 марта 2015 г., 23:20

    Если глубины человека и планеты или звезды соприкасаются,то получается,что вход в точку Альва открывается в нас...

    ОтветитьУдалить
  2. Ярина Тютчева28 марта 2015 г., 11:34

    Да. Но она воистину ЕСТЬ только если мы разглядим ее. Или, точней, она - нас.

    ОтветитьУдалить

Отправить комментарий

Друзья, авторизируйтесь в Google, чтобы легко публиковать свои комментарии к статьям. Иначе придется терпеливо доказывать RECAPTCHA (защита от спама), что Вы – не робот.