Замуж за небожителя



Случилось прочитать книгу Геннадия Белимова «Близость с пришельцами. Тайны контактов шестого рода». Контакты шестого рода – так уфологи называют интимные контакты с неземными существами. Геннадий Белимов занимается этим более 20 лет. Не в смысле, что в таковые вступает, разумеется, а в смысле, что собирает и систематизирует рассказы непосредственных участников таких контактов. В книге «Близость с пришельцами» как раз и представлены результаты этой работы автора. Ниже я просто цитирую один из приведенных в ней случаев интимного контакта или, лучше сказать, романа с кавалером в прямом смысле слова не от мира сего, как он описывается его дамой сердца:


«Все началось с того момента, когда я заметила, что разговариваю сама с собой. Обыкновенная четырнадцатилетняя школьница, я не отличалась от своих сверстников ничем особенным. Воспитывалась в атеистическом духе, как это было положено, не верила ни в Бога, ни в черта, вернее, просто не задумывалась об этом. «Сама с собой» я говорила, как правило, на ходу, лишь тогда, когда находилась в движении. Темы «бесед» были самые разные: о прочитанных книгах и о моем характере, любимой музыке, о подругах и, конечно же, о любви. В школе или дома я забывалась, однако стоило куда-то отправиться одной — и «беседы» возобновлялись.

В тот осенний день, помню, я удивилась, что долгое время даже не замечала своих «бесед». Все это показалось смешной и нелепой игрой. Стала себя контролировать, на какое-то время прекратила свои странные разговоры. Но вдруг через некоторое время в голову пришло, что меня слушает мужчина. Он находится где-то высоко и воспринимает мои мысли на большом расстоянии без всякой задержки. Ему около сорока лет… Я не видела лица, но очень спокойно и естественно приняла то, что это именно сорокалетний мужчина, который сейчас очень высоко и далеко.

«Мужчина, да еще сверху, не иначе как Бог, — подумалось мне. — Получается, Бог все-таки существует? Только зачем ему нужна я, простая школьница?»

А в голову опять приходит: ему нравятся мои мысли, и, если я не против, он хотел бы слушать меня дальше. Помню, мне тогда ужасно польстило, что Господу Богу нравятся мои размышления. И с тех пор «беседы» стали несколько другими. Теперь я направляла свои мысли конкретному существу. А с той, для меня неведомой, стороны чувствовалось одобрение, какая-то «мягкая» симпатия, благодарность. Так продолжалось месяца три, а ближе к Новому году я стала замечать, что меня интересует религия. Правда, чисто внешние ее атрибуты. Я смастерила себе крест, начала собирать картинки, вырезки из журналов, репродукции икон. Случалось, когда заходила речь о Боге, мое сердце начинало биться в каком-то непонятном волнении, меня словно пронизывало током. Однако мой собеседник продолжал молчать, только слушал. Пока однажды… в сознании возник образ. Не просто мысленный – отчетливо вижу (но не глазами, а как бы лбом) стоящего передо мной мужчину. Очень высок, лицо узкое, вытянутое, бледное, словно после обморока. Огромные, чуть не в пол-лица, светло-серые глаза. Меня поразил взгляд — пронизывающий, будто рентгеном просвечивающий насквозь, завораживающий. (Потом я узнаю, что его взгляд обладает большой силой воздействия и может заставить чувствовать, думать и делать то, что ему будет нужно.) Его лицо казалось иконописным. Волосы пшеничного цвета спускались до плеч, необычная худоба не выглядела болезненной, длинные руки заканчивались невероятно длинными тонкими пальцами. На вид ему было лет тридцать пять или сорок, впрочем, как я потом узнала, он вообще не имел возраста.

Наконец, и это было самым поразительным, я «услышала» его. Нет, это были не слова, не мысли. Это были — эмоции. Я не знаю, как пояснить это точнее. Оказалось, что наши чувства тоже передают информацию, конечно, больше душевного свойства. Каким-то непостижимым образом я понимала, что он хочет мне сказать. Вначале пришло приветствие (сейчас уже не помню, в какой форме), потом сообщение о том, что передо мной именно тот, кто был моим молчаливым собеседником. На этом видение пропало.

В дальнейшем его образ стал появляться передо мной, в моем сознании, довольно часто. Думаешь ли о чем, занимаешься ли делами — вдруг он встает перед глазами четко и ясно, как было в первый раз. И по-прежнему мне передавались его эмоции, в которых чувствовалось даже некоторое кокетство, ненавязчивое желание, чтобы я обратила на него внимание как на мужчину. Да, он мне нравился. Через его эмоции у меня сложились определенные представления о том, что мой гость существует в некоем мире, но не на планете, а как бы в межзвездном пространстве, в мире без времени, точнее, над временем. Еще точнее было бы сказать, что существа в том мире овладели свойствами времени.

«Они» в большинстве своем похожи на моего знакомого, у «них» так же, как и у нас, есть разделение на детей и взрослых, на мужчин и женщин. Но в том мире нет аналогий нашим государствам, нациям, профессиям, брачным отношениям (правда, существуют гармоничные союзы между мужчиной и женщиной). «Там» нет языковых различий, да и языка в нашем виде нет, общение происходит телепатически, и это обмен не мыслями, а чувствами. Тот мир связан с религией, но что это за связь, я не понимаю.

Признаюсь откровенно, тогда, в свои четырнадцать лет, я не задумывалась, насколько точны мои представления о его жизни в том неведомом мире. Я с легкостью подлаживала все непривычное под знакомые земные образы. Его мир — это мир богов. Значит, и он — Бог. Значит, он Христос (других божественных имен я тогда не знала). Позднее, спустя годы, я поняла, что тот его запредельный мир отражается в земных религиях, как в воде отражается дерево. Может быть, это и не один мир, а многие миры или система миров, к которым подошло бы наше понятие «высшие сферы». Отражение дерева на водной глади искажается рябью, волнением, и по нему нельзя судить о точном виде самого дерева. Но тогда, восемнадцать лет назад, я принимала все со мной происходящее за божественное откровение.

Визиты в мое сознание продолжались и становились все более частыми. Бывали моменты, когда мой гость проводил со мной целый час, и эмоции текли рекой — от него ко мне, от меня к нему, а то двумя встречными потоками сразу.

Не было слов, да они и не нужны были. Мне с ним было спокойно, легко, уютно, как маленькому ребенку на материнских коленях. Он был очень нежен, бесконечно нежен и так же бесконечно тих, словно в ожидании первого поцелуя… Но как затишье бывает перед бурей, так и после первого невинного поцелуя наступает время более бурных страстей. Любовь в моем сердце вспыхнула, как пожар. Конечно, это банальное выражение, но точнее выразиться не могу. А вместе с любовью пришли тоска и растерянность — ведь любимого не было рядом, я не могла к нему прикоснуться. Мне не хватало его рук, его любящих глаз, его нежных слов. Точнее, все это было, но было где-то там, далеко, в призрачном и непонятном мире, который был виден лишь сознанием, внутренним взором. Моя физическая природа протестовала против подобного положения, не видя никакого выхода, я впадала в тоску.

А от него шли эмоции, по которым я «прочитала» примерно следующее: мой гость не имеет физической, телесной оболочки, подобной моей. Он — нечто такое, что моему воображению не поддается, и нет таких слов в моем лексиконе, чтобы описать это нечто. Тем не менее это нечто несет в себе мужское начало и может принимать соответствующий ему внешний облик, тот, который я мысленно вижу. Он пошутил: «Могу свое тело снять с гвоздика, надеть или повесить обратно…»

В его беспокойном ожидании я прочла: что ты на это скажешь? И только когда он понял, что я приняла его таким, какой он есть, люблю его таким и согласна на все, лишь бы быть вместе, — от него повеяло успокоением, облегчением. И я отчетливо услышала: «Я люблю тебя, мы обязательно будем вместе. Жди меня». И хотя я не представляла, как это вообще возможно, я поверила, что так и будет.

Рассказывать о наших отношениях кому-нибудь он запрещал, объясняя это тем, что меня в лучшем случае не поймут, в худшем — покажут психиатру.

Но мне было необходимо с кем-нибудь поделиться своей тайной. Тогда он пообещал найти такого человека, который бы разделил мои переживания.

Тем временем прошли весна и лето, наступил сентябрь 1974 года. Мне исполнилось пятнадцать. В девятый класс я пошла уже в другую школу, и там познакомилась с девочкой, которая на два года стала для меня самой близкой подругой. Ее звали Наташей, мы понимали друг друга во всем. Ей я решила доверить свою тайну. Это случилось после выпускного вечера. Вместо того чтобы со всем классом идти встречать рассвет, мы уединились у меня дома, в моей комнате, и я начала свой рассказ. Наташа слушала меня без удивления, когда же я стала описывать внешность своего странного знакомого, она вдруг воскликнула:

— Да я же знаю его! Я его видела!

Я была потрясена. А Наташа рассказала мне все о себе.

Причесываясь перед зеркалом, она вдруг увидела боковым зрением мужское лицо, очень бледное и худое, с пронзительным взглядом. Светлые волосы до плеч, светло-серые глаза пристально глядели на Наташу. Но стоило ей обернуться, и незнакомец исчез. Больше он не появлялся, однако с тех пор к Наташе стали приходить интересные мысли: о внеземных мирах, о других измерениях и пространствах, о разумных существах, наконец, о Боге. И размышления эти невольно связывались с тем необыкновенным лицом, виденном в зеркале…

Но сегодня, когда я стала описывать его внешность, ей сразу стало ясно, о ком идет речь. Наташа бросилась ко мне:

— Я не знаю, откуда это мне известно, но… поверь, что он любит тебя. И хочет, чтобы ты не считала его богом. Хотя его мир связан – да – именно с тем, что мы на земле называем религией, только не знаю, в чем заключается эта связь.

С того дня наша дружба с Наташей превратилась в тайное содружество. Он был для Наташи другом, правда, она его не видела, а только чувствовала его присутствие. А для меня начались бессонные ночи, долгие потоки эмоций, в которых было все — любовь и нежность, щемящая тоска и тихая грусть, скрытое игривое желание и открытая пламенная страсть. В нем была какая-то удивительная свобода, полное отсутствие стеснительности, предельная откровенность и чистота.

Он любил как-то бездонно, целиком поглощая все мои мысли и чувства, наполняя меня взамен своим мироощущением, силой и энергией. Я испытывала тогда повышенный жизненный тонус, приподнятое настроение. Ощущение его постоянного присутствия придавало мне невероятную жизнерадостность и безмятежность. Он был всегда ласков и внимателен, снисходителен к капризам — к тому времени я позволяла себе и капризы! Наконец, от него последовало предложение выйти за него замуж. Конечно, не по земному образцу, а наподобие как бы слияния двух сердец и судеб в одно целое — союз двух любящих душ.

Разумеется, я согласилась. И он стал моим первым мужчиной и любовником. Моей первой, моей вечной любовью…

Как-то раз, рано встав с постели, я увидела близко, на расстоянии вытянутой руки, яркую огненную точку. Точка приблизилась, увеличившись в размерах до шарика. Я снова легла и закрыла глаза, решила, что мне показалось. Но стоило открыть глаза, как передо мной опять был шарик, теперь уже шар, он медленно изменял свою форму и превратился в мерцающую сферу или, может быть, корону. Венец. Изнутри сфера была составлена из многоугольников, очерченных цветными контурами — красный, желтый, зеленый, синий, оранжевый… Сфера ярко сияла, переливаясь, и медленно проплывала мимо меня, за меня, наконец скрылась из глаз. Некоторое время я почти ничего не видела, как после электросварки.

Наши отношения с начала знакомства изменялись. Необычное становилось привычным. И теперь, предвидя недоумение читателей, хочу попытаться передать, как я видела невидимое, слышала неслышимое, ощущала неощутимое.

Однажды вечером, часов в восемь, как обычно перед его приходом, наступило состояние сонливости. Его появление всегда неожиданно, и хотя я его еще не вижу, но знаю, что он рядом. Приходит успокоение, голова горит, такое чувство, будто меня тянет вверх, в сторону окна. Хочется потереть затылок руками и сделать легкий массаж. В голове как будто что-то щелкает, и вот уже сознание «считывает» первую эмоцию. Это похоже на теплую и мягкую волну, все воспринимается, как сквозь тонкую хмельную дымку. И уже из той волны является мысль. Моя мысль о его чувствах или, быть может, его мысли, почувствованные мной. Я понимаю его, разумеется, с поправкой на свой земной опыт.

В тот вечер я попросила показать мне Космос. Слово «попросила», пожалуй, не совсем подходит. В таких ситуациях достаточно малейшего моего желания, чтобы оно моментально им «считалось». Стоило мне вот так пожелать, как перед моим внутренним взором возникла изумительная картина. Первое, что меня поразило, — это то, что в Космосе все цветное. Раньше я полагала, что Космос черный, с точками серебряных звезд, как выглядит ночное небо с Земли. Но звезды оказались и зелеными, и красными, и белыми. Навстречу мне плыли разноцветные туманности, словно облака, подкрашенные неизвестно откуда льющимся светом. Да и сам «воздух», если можно так назвать окружавшее меня межзвездное пространство, то оранжевый, то фиолетовый, то изумрудный. Все меняется на глазах, возникая неизвестно откуда и исчезая, словно живое существо, сотканное из непередаваемых оттенков переливающегося сияния.

Лечу сквозь него. Потрясающая тишина, нет, не та, что бывает в отсутствие малейших звуков у нас на земле. А тишина — парадоксально, но факт — глубоко звучащая, как музыка, которая несет блаженство и успокоение, восторг полета…»

Такое вот описание приведено в книге Геннадия Белимова. Можно ли подобному верить? Точка зрения Русской Северной Традиции такова: хоть выдумок на подобную тему неисчислимое множество, и все же не всегда подобное – выдумки. И не всегда - иллюзии, когда человек сам обманывается в силу неконтролируемого и мощного внесознательного воображения. Реальные контакты хоть и чрезвычайно редки, но возможны. В том числе даже и «шестого рода». Почему? Об этом говорится подробно в статье Дмитрия Логинова «Космическое ядро РСТ» (2014).

В данном же сообщении, приведенном Геннадием Белимовым, меня заинтересовало вот что. Согласно восприятию девушки, ее возлюбленный сначала смотрел на нее «откуда-то сверху». Согласно Русской Северной Традиции каждый мир имеет множество уровней. Таков и наш мир, хоть современное человечество, в нем живущее, думает, будто бы весь этот мир и сводится только лишь к одному известному нам уровню: вот к сему. А ниже только земная кора и магма. А выше только атмосфера и космос. Так это и есть для физического плана данного уровня. Однако уровней много и они вложены один в другой наподобие концентрических сфер.

Планета на мистическом плане суть матрешка из уровней. О Мире с большой буквы можно сказать: он есть не только мир сей. Потому что есть еще и вышележащие сферы – «райские» миры. А также еще и нижележащие сферы, уровни, то есть миры «адские». Подробней обо всем этом в книге «Планетарный миф» (Лада Виольева, Дмитрий Логинов, 2015 - шестое переиздание). Почитайте раздел «Три закона пространства» и вам все будет понятно.

Итак, у Белимова приводится описание, вероятно, случая весьма редкого: земная девушка вышла замуж за небожителя – обитателя уровня вышней сферы.

Рекомендуем еще на эту тему почитать

Поделитесь с друзьями в соцсетях

Комментарии

  1. Алена Селиванова13 августа 2015 г., 21:18

    Мой неродившийся отец
    Несуществующему внуку:
    -Я в волнах времени исчез,
    Трех душ - на вечную разлуку.
    Мой муж - за гранью зеркалах,
    Здесь,на Земле,не бывший гений.
    Пусть дрогнут души на весах
    Смертей и будущих рождений!
    Я надрываюсь - в пустоту,
    Луну глотающим налимом.
    Я с вами,тени на мосту,
    Осуществившаяся - мимо!

    ОтветитьУдалить
  2. Вот как интересно, Лада. Случай вроде и редкий. Да только со мной похожее было: рассказывала, делилась с кем-то невидимым непроизвольно... даже и в двадцать. И даже появилась уверенность, что жених - Сын Бога. Только он потом никак не проявился. Интересно почему?
    Может, о том как раз стихотворение Алены.

    ОтветитьУдалить
  3. Всё возможно под Небом Сварога..

    ОтветитьУдалить
  4. Алена Селиванова16 сентября 2015 г., 20:10

    "В нас иногда сверкает такое,что далеко превосходит наш быт и судьбу. Мы при всем желании не можем запихнуть это в свой дневничок или в социальные медиа,поскольку не знаем,как это выразить и сфотографировать.Каждый,наверно,помнит какое-нибудь удивительное переживание,какое-нибудь редкое и красивое состояние ума и души,которое хотелось разделить с кем-то,способным нас понять.Мы как бы зовем к себе в гости ангелов,говоря им:"Глядите,глядите в меня - разве это не прекрасно?"
    И ангелы приходят.А мы,обмирая,догадываемся,что кто-то высокий,намного выше нас,видит и чувствует то же самое,что и мы - словно бы спускаясь на балкон нашей души разделить наш восторг."
    В.Пелевин."Любовь к трем цукербринам."

    ОтветитьУдалить

Отправить комментарий

Друзья, авторизируйтесь в Google, чтобы легко публиковать свои комментарии к статьям. Иначе придется терпеливо доказывать RECAPTCHA (защита от спама), что Вы – не робот.